Предметная область: кураторское описание выставочного проекта

Жанр натюрморта, довольно простой на первый взгляд, является одним из самых философских и концептуальных. Через натюрморт художник обращается к миру обыденных вещей, любуется его «тихой жизнью» и своеобразной красотой. Благодаря картинам голландских художников  -  классиков этого жанра - мы знаем о том, как и в какой обстановке жили их современники, что они ели на завтрак и какие книги читали. Но натюрморт это больше, чем простое перечисление предметов или фиксация реальности. Через него автор сообщает нам некое закодированное послание, написанное на языке простых вещей. Каждый изображенный предмет выступает в символическом значении, а компоновка этих предметов рождает целый текст, обращённый к зрителю.  Например, черепа животных в натюрмортах «ванитас» (от лат. суета сует) повествуют нам о быстротечности жизни, а продуктовые лавки на полотнах Снейдерса – об изобилии и плодородии.  Сезанн мог «одним яблоком удивить весь Париж», а Пикассо заявлял «что и кастрюля может кричать».

Как самостоятельный жанр, натюрморт сложился лишь в середине 17 века. До этого времени он выступал чаще всего как второстепенный элемент картины. В работах голландских и фламандских художниках натюрморт достиг своего расцвета и коммерческого успеха среди зажиточных бюргеров. Для многих импрессионистов и постимпрессионистов он стал творческой лабораторией, где создавались и оттачивались новые изобразительные техники и приемы.  Кубисты тоже не отказывались от натюрмортов, ломая формы и структуру предметов. Абстрактная живопись сделала натюрморт и вовсе беспредметным, сохранив, однако, его аллегоричность и философию.

Беспокойное и многообразное искусство второй половины 20 века продолжило свой рассказ на языке предметов. Банки томатного супа Энди Уорхола и латексные гамбургеры Класа Ольденбурга – таким был натюрморт для  художников поп-арта.  Революционный «Фонтан» Марселя Дюшана не только расширил границы понимания искусства, но и поставил множество новых вопросов. Реди-мейд непросто говорил аллегориями через изображение предметов, он и есть сам предмет и произведение искусства в то же самое время. В новейшем искусстве натюрморт переживает еще большие метаморфозы. Английский художник Демиан Херст в своих произведениях буквально прочитывает натюрморт как «мертвую натуру», погружая в формалин целые туши акул и коров.

Современный интерес к натюрморту можно объяснить и тем огромным количеством вещей, которые окружают нас сейчас. Мировое производство заполняет нашу жизнь великим множеством самых разнообразных предметов и их копий.  Постоянно появляются все новые и новые устройства и гаджеты, предметы, которые могут вмещать в себя гораздо больше, чем сообщают их физические размеры. Даже такие, казалось бы, вечные, объекты живой природы, как продукты питания, цветы и растения тоже меняются. Современная продуктовая лавка для нас это ритмичные ряды супермаркета, а не роскошные, заваленные снедью столы с полотен голландских художников.

В рамках выставочного проекта «Предметная область» иркутские художники представляют свой взгляд на натюрмортный жанр. В живописных работах Натальи Довнич жизнь предметов раскрывается, прежде всего, через цвет и насыщенный колорит.  В серии «Путешествие белого молочника» скромный бытовой предмет попадает в калейдоскоп ярких красок, меняя свой собственный цвет и настроение.  Андрей Поляница экспериментирует с новыми формамии материалами в своей камерной серии «Фуршет». Через абстрактное сочетание расплавленных стекол  удивительным образом угадываются конкретные образы знакомых продуктов. Фотограф Светлана Бандурка в своей серии «БутылКино» также работает со стеклом, но уже в форме стеклянных бутылок. Разнообразные по форме бутылки становятся не просто предметами, а персонажами со своими проблемами и характером. С помощью оригинальной компоновки и  силуэта той или иной бутылки автор разыгрывает перед нами настоящую бытовую драму. Певец сибирского декаданса Алексей Рютин оставляет мир предметов почти в полумраке и тумане, позволяя лишь украдкой заглянуть в его секреты. Знакомые на вид груши теперь кажутся кокетливыми и почти непристойными, а ножки бокалов почти растеряются, оставляя лишь намеки в виде бликов света. Серия «Человек питающийся» Александры Янченко переворачивает иерархию жанров, делая портрет второстепенным элементов натюрморта. Через яркие почти рекламные цвета  она раскрывает современный смысл выражения – «я есть то, что я ем».  В видеоработе японского художника Масаки Комото идет речь о бесполезных на первый взгляд предметах. Потерявшие свою функцию или даже форму, они остаются ценными для автора благодаря тем воспоминаниям, что они хранят. Собирая такие осколки событий в виде предметов, автор, в конце концов, создает мобильную версию собственной истории.

Работы этих и других художников можно увидеть на выставке проекта «Предметная область» в Центре современной культуры IKRA по адресу ул. Киевская, 28А.

Александра Янченко, куратор проекта «Предметная область».