туфли

Натюрморт: причем здесь туфли.

Обувь – как много в этом слове!

Однажды в редакцию журнала Harper’s Bazaar пришел никому не известный молодой человек с картонной папкой в руках. Из этой папки он достал и показал главному редактору милые акварельные зарисовки туфелек. Каждая туфелька, каждый ремешок, каблук и узор были прорисованы с величайшим вниманием и любовью, а каллиграфические надписи под каждым рисунком были сделаны мамой художника. Редактору рисунки пришлись по вкусу, и через некоторое время они были опубликованы.  А еще через некоторое время вся Америка любовалась этими туфлями, видя в них уже не просто рекламу, а настоящее шоу и почти искусство. А потом неизвестный художник стал очень известным и теперь мы все знаем его как Энди Уорхола, певца консервных банок и портретов знаменитостей. Все его чудачества случатся потом, а в начале были туфли.

Если у Уорхола обувь больше похожа на пирожные или на утонченных кокеток, то ботинки Ван Гога это суровые крестьяне, согнутые каждодневным трудом. Этот безумный голландец во всем был оригинал. Точно не известно, почему он решил изобразить на холсте именно ботинки – причем не один раз, а с десяток. Для современников этот образ был непонятен и мало бы кто решился сделать героем полотна такой невнятный и попросту некрасивый предмет, как пара разношенных донельзя ботинок. Но для Ван Гога они были больше чем обувь. Он видел в них образ крестьянского быта, жизни в трудах, в бедности и впроголодь. Иногда он поворачивал башмак подошвой к зрителю, и можно увидеть, как много дорог было пройдено обладателем этого башмака, как много воспоминаний и истории таит в себе этот предмет.

А вот современная японская художника Chiharu Shiota превращает в искусство уже не одну единственную пару обуви, а целый склад. В своих жутковато-прекрасных инсталляциях она оплетает нитями целые залы галерей, подвешивая на них то ключи, то платья. Несмотря на совершенно иную форму, работа Тихару говорит о том же, что и башмаки Ван Гога. Каждая обувь хранит воспоминания и эмоции своего владельца. Для своей инсталляции “Over the Continents” она попросила людей отдать ей ту обувь, которая им больше не нужна.  В результате художница собрала около 400 пар обуви. Некоторые присылали свою обувь с короткими записками. Они настолько милые, что я не могу их тут не привести:

«В этих ботинках я был, когда был в горах Мино парка в Осаке. Тогда макака выхватила у меня сумку и убежала. В этих ботинках я догнала ее и забрала сумку обратно».

«Эту обувь носил мой отец, который умер три года назад. Из-за боли в спине он не могу заниматься спортом в последние годы. Я верю что сейчас, на небе, он может прыгать и бегать и носит такие же ботинки как эти».

Как видим, обувь может вдохновлять на многое, она может говорить и помнить.

Внимание вопрос: а сколько у вас пар обуви?